ГЛАВНАЯ
СТАТЬИ
УСТАВ
НОВОСТИ
ССЫЛКИ
E-MAIL
  

"Заступники Земли Русской"


 Как известно, наш город святого Апостола Петра находится под духовным покровительством иконы Божией Матери, именуемой "Казанскою". А что мы собственно знаем о ней и о тех исторических событиях, которые сопутствовали ее обретению и также их чудесному влиянию на те духовные и политические процессы, которые в дальнейшем решающим образом предопределили судьбу Государства Российского...

 
 Благоверный Царь Иоанн Грозный.
Икона из Грановитой палаты Московского Кремля, 
1882 год. Палехская школа.

 Иоанн IV Васильевич Грозный, первый из Великих Князей принявший при венчании на Престол имя Царя, присоединяя к Руси Казанское, Астраханское и Сибирское царства. В 1552 году состоялся знаменитый казанский поход Иоанна Грозного, как замечают исследователи, крестовый, окончившийся завоеванием Казани. Для целого татаро-монгольского царства открывался свет Веры и являлись знамения.
 Во время осады ратным людям русским слышен был из-под земли церковный красный звон колоколов, словно на Москве. Но особенно преславны чудеса, предшествовавшие казанскому походу.   
 Когда, еще до похода, был заложен первый оплот русской силы в Казанском царстве - Свияжск, с храмом преподобного Сергия, от иконы которого совершались там многие исцеления, пленные черемисы рассказывали: "Лет за пять до основания города, когда это место было пусто, часто мы слыхали здесь русский церковный звон. В страхе мы посылали легких молодых людей посмотреть, что такое происходит, и они слышали голоса прекрасно поющих, как будто в церкви, и никого не видали, кроме одного вашего старого инока, который ходил со крестом, благословлял на все стороны, как будто размерял это место, где теперь город, и все то место наполнялось благоуханием.   
 Посланные нами покушались ловить его: он становился невидим. Пускали в него стрелы, - стрелы не ранили его, а летели вверх, падали на землю и ломались. Мы сказывали о том нашим князьям, а они царицам и вельможам в Казани". По иконе старца узнали: то преп. Сергий отмеривал Руси Казанское царство. Казань пала 1 октября, и в память того построен в Москве Покровский Собор. Вскоре в городе чудесно была обретена икона Божией Матери, названная Казанскою и прославленная чудотворениями из края в край Земли Русской. Это событие описано священником Гермогеном, впоследствии Патриархом Всероссийским.
 Царь Иоанн Васильевич Грозный смолоду был очень набожен и благочестив и много сделал для Руси. Он был прекрасным полководцем и мудрым правителем. Много потрудился в законодательной деятельности, издав гражданские законы под именем Судебника и Губной Грамоты, для коммерции Таможенный устав, а для церковных дел был держан в Москве Собор, называемый Стоглавым. При его правлении Англичане открыли морской путь к Архангельску, за что и даны им в торговле многие преимущества, а в Москве заведено книгопечатание. Его державною рукою был подавлен бунт Новгородцев, а также завершена централизация удельных Русских княжеств в единое Русское государство. Много и других добрых дел было сделано этим Благоверным Царем для блага России и Православной Церкви, но все же венцом его, как государственной деятельности, так и духовной, стала учрежденная в 1564 году Опричнина, став духовно-политической вершиной Его царствования.
 Вот что по этому поводу пишет приснопамятный Владыка Иоанн (Снычев): "Историки неоднократно сетовали на "загадочность" опричнины. Между тем, ничего загадочного в ней нет, если рассматривать опричнину в свете веками складывающихся на Руси отношений народа и власти, общества и Царя. Эти "неправовые" отношения, основывавшиеся на разделении обязанностей, свойственных скорее семейному, чем государственному быту, наложили отпечаток на весь строй русской жизни.   
 Так, русское сословное деление, например, имело в своем основании мысль об особенном служении каждого сословия. Сословные обязанности мыслились как религиозные, а сами сословия - как разные формы общего для всех христианского дела: спасения души.   
 И Царь Иоанн IV все силы отдал тому, чтобы "настроить" этот сословный организм Руси, как настраивают музыкальный инструмент, по камертону православного вероучения. Орудием, послужившим для этой нелегкой работы, и стала Опричнина...   
 Сам указ об Опричнине появился не вдруг, а стал закономерным завершением длительного процесса поиска Иоанном Грозным наилучшего, наихристианнейшего пути решения стоявших перед ним, как помазанником Божиим, задач... "Аз есмь Царь, - говорил Грозный, - Божиим произволением, а не многомятежным человеческим хотением". Русский Государь не есть Царь боярский. Он не есть даже Царь всесословный - то есть общенародный. Он - Помазанник Божий. Инструментом утверждения такого взгляда на власть и стал Опричный Царь.
 В Опричнину брали только "лутчих", "по выбору". Особенно тщательный отбор проходили люди, имевшие непосредственное отношение к жизни Государя..." (Митрополит Иоанн, "Самодержавие Духа").   
 Роль Опричнины в Державном строительстве Святой Руси была просто колоссальная. С ее помощью боярство, так досаждавшее благочестивому и Христолюбивому Царю, надолго было излечено от сословной спеси, впрягши его в общее тягло, был положен конец распространению ереси и крамолы внутри Церкви и Государства, разрывавшие единый соборный Церковный и государственный организм на части, но главное - был положен конец многовековому тайновластию давних и свирепейших врагов Христовых - жидов, народ покушавшихся на Церковь Христову и единство Русского государства. И благодарный Русский народ по достоинству оценил личность Своего Благоверного Царя, погребя Его в самом алтаре Кремлевского Архангельского Собора - главной усыпальнице Русских Государей, не переставая там молиться Ему, как своему заступнику и покровителю в делах судебных, а также написав Ему святой образ в конце прошлого века, который до сего времени сохранился на стене Грановитой палаты Московского Кремля.
 Но вернемся к изложению затронутой нами темы.   
 Приближалась пора трудная, наступали годы, в которые так плохо было на Руси, как, может, никогда не было прежде.   
 Тем было плохо, что извратился народ, как не стало Благоверного Царя Иоанна, а за время самозванцев - того сильнее.   
 Прежде хоть Вера стояла непоколебимо, хоть о душе помнили, а тут пошло клятвопреступление, измены, а разные бедствия, как голод, повальные болезни, еще хуже портили народ. И в эти дни внутренней неурядицы пришли на Русь злые вороги - поляки. Были они хуже татар. Те позволяли веровать во Христа по-православному, а эти замышляли водворить в Русской земле свою католическую веру. Так было темно, что и сказать нельзя.   
 Но Русь в эти страшные дни отстоял преподобный Сергий Радонежский. Не даром сказано про него: "Время общественных бедствий есть его время". Он отмолил пред Богом грехи России, из его лавры раздался клич, звавший Русь в последний бой, и по голосу лавры Русская земля, осознав свои грехи, учредила всенародное покаяние, и тогда уже преподобный повелел Минину идти на освобождение Москвы. А сопутствовала этому походу икона "Казанская" Божией Матери...   
 Уже знамения и пророчества с ясностью поразительно предрекли страшные кары, которые одна за другою обрушились на преступную землю.   
 Царь Федор Иоаннович умер бездетным. Несколько раз Престол переходил из рук в руки и, наконец, Москва осталась без Царя. Наступило междуцарствие, смутное время на Руси.   
 Один самозванец за другим увлекал народ; забывалась святость присяги; страшная междоусобица раздирала землю, и, к довершению всех бед, поляки, наюскиваемые жидами, вошли в Русские пределы, разоряя области.   
 Но и сами поляки не могли превзойти в злодействах русских, наученных от жидов всяким мерзостям. Падение нравов, забвение Бога, клятвопреступление, измена, предательство, лютость свидетельствовали со страшною силой. Такой отпечаток оставили своим вековым тайновластием эти древние враги Церкви и Святой Руси. Окаменели сердца, омрачились умы. Храмы разорялись. Скот и псы жили в алтарях? Граждане, уступая селения диким зверям, скрывались в пещерах, болотах; но злодеи, покинув звероловство, с чуткими собаками охотились на людей. Голодные грызли друг друга, питались человеческим мясом, матери душили детей. Ночи освещались заревом пожаров, потому грабители жгли все, чего не могли унести: дома и скирды хлеба. Русь превращалась в необитаемую пустыню.   
 А между тем в Москве избрали на Престол Царей Православных королевича польского Владислава и отворили полякам Кремль. Лишь доблестный патриарх Гермоген, несокрушимая опора Православия, один возвышал голос против избрания иноверца и врага Руси.   
 Темна, непроглядна казалась судьба земли Русской; кровавым всходом взошли все беззакония со времен забвения Русским народом святых завещаний своего Благоверного Царя Иоанна Васильевича Грозного.   
 Опасность для Руси, растерзанной смутой, была невыразимая. Умирала не внешняя только сила государства, - потухал главный светоч его, гибло православие, вдохнувшее дух жизни в народ.   
 С запада шла темная, неизбытная туча: в лице Владислава надвигалась на Правоверную землю римская ересь. Свет погасал. И вот, в тот час, когда все казалось погибшим, когда не осталось уже никакой надежды, воздвигся Сергий.   
 Один инок Троицкий горько оплакивал на молитве судьбу православия, и ему был голос: "Кто ты, который так думаешь, что не быть на Руси Православию, и хочешь испытать судьбы Божии? А того не знаешь, что за вас молит Бога ваш преподобный Сергий чудодействующий, и будет Православие на Руси по-прежнему".   
 Чудесным образом оборонил Сергий свой дом от осады ляхов в начале смутных дней, чтоб в час крайней государственной опасности, в час конечного изнеможения от смуты сделать его опорою всей земли Русской.   
 У раки Сергиевой судил Промысел очиститься, возродиться и укрепиться Руси на новую жизнь, подвигом и молением Радонежского Чудотворца.   
 Монастырь привлекал врагов своими Церковными сокровищами, а также и положением, потому что мимо него пролегал путь от Москвы на сильные северные и восточные города.   
 Мятежные полчища ляхов и русских изменников, всего до 30 000, с воеводами Лисовским и Сапегаю, подошли к Троицкому монастырю 25 сентября 1608 года, в день памяти преп. Сергия. В монастыре всех защитников было до 2500. Стены и башни были кое-как укреплены, но не прочны. Ляхи поспали грозное предложение о сдаче. Им ответили: "Надежда наша и упование - Пресвятая Живоначальная Троица. Стены и покров наш - Пренепорочная Владычица наша Богородица и Приснодева Мария; помощники наши и молитвенники о нас к Богу - преподобные отцы наши Сергий и Никон. Да будет известно вашему темному царству, что напрасно вы прельщаете стадо Христово: и десятилетнее отроча в Троицком монастыре смеется вашему безумному совету".  
  

 
Явление преподобного Сергия Козьме Минину.
Рисунок М. Нестерова
 

 Так началась эта беспримерная осада монастыря, обороняемого силою преподобного Сергия.
23 октября, после утрени, явился он иноку Иринарху, уведомляя о приступе и наказывая не страшиться; в ободрении своих преподобный прошел по стенам, кропя их святою водою. Ночью последовало нападение. Врачи, думавшие застигнуть монастырь врасплох, встретили нечаянный отпор и понести поражение.   
 Вскоре узнали, что под монастырь ведется подкоп. Среди общего уныния настоятель видел преподобного Сергия, молящегося перед храмовою иконою Пресвятой Троицы, и слышал от него слова утешения.   
 8 ноября, в день Архистратига Михаила, за вечернюю, ядро ударило в южные железные двери Троицкого Собора, пробило их и оставило след на иконе святителя Николая. Народ пришел в ужас: пение замедлялось от плача. Но тут же архимандриту предстал Архангел Михаил с сияющим лицом, со скипетром в руках и грозною вестью: "Вскоре всесильный Бог воздаст вам отомщение". Вечером снова было явление преп. Сергия, а ночью видели его ходящим по монастырю и зовущим братию в Церковь.   
 Заутра началась упорная битва, длившаяся с рассвета до вечера. Воины монастырские захватили вражьи туры, восемь больших пушек, много мелкого оружия, пуль и пороху, сожгли и истребили укрепление и прогнали Сапегу в его таборы. Колокольным звоном до полуночи торжествовали победу. Радостная весть быстро разнеслась повсюду и ободрила Русских. Москва бедствовала без хлеба. Ни увещание патриарха Гермогена, ни повеления Царя Василия Шуйского не могли заставить купцов, которые скупили и держали громадные запасы зерна, понизить цены. Тогда келарь Троицкий Авраамий Палицын задумал искусственным образом сбить их. Он из запасов подворья выпустил в продажу по дешевой цене большое его количество. Авраамий решился на такой шаг не без боязни, что все запасы выйдут, но молитвами преподобного запасы не истощались.   
 В этот день в Москве, находившейся в осаде, многие видели идущих в город седовласых старцев, а за ними двенадцать возов, наполненных печеным хлебом. "Кто вы? - спрашивали их жители, - и как прошли сквозь такое множество войска?" Старцы ответили: "Мы все из дома Пресвятой и Живоначальной Троицы". То было видение. Оно действительно сказалось чудесным обилием хлеба на подворье, сверх ожидания. А в монастыре с 17 ноября началась новая беда - цинга, уносившая в день по 10, потом до 50 и, наконец, до 100 человек. Страшный смрад стоял в воздухе. Некому было хоронить умерших. Тут явился Сергий и сказал: "Что вы трепещете! Если и никто из вас не останется в живых, Господь не предаст святого места сего. Господь место сие имени ради Своего без оружия избавит".   
 Действия преп. Сергия видны были и полякам. Казак Иван Рязанцев, пришедший из неприятельского лагеря в осаждаемый монастырь под присягой рассказал, что поляки видели ночью двух иноков в схиме, в образе преп. Сергия и Никона, обходивших монастырскую ограду с внешней стороны. Один из них держал в руках кадило и крест, а другой, следующий за ним, Окроплял святою водою стены обители при пении: "Спаси, Господи, люди Твоя!". Пули и ядра неприятельские, направляемые в это время к стенам обители, возвращались обратно к осаждающим и поражали их, не причиняя ни малейшего вреда осажденным. С 9 мая, - Николина дня, - цинга стала ослабевать. 28 июня замечено было у врагов движение. Иноки кипятили смолу, серу, таскали известь и камни на ограду, и все стали на стены - и мужчины, и женщины.   
 С полночи неприятель повел жестокий приступ всей своей силой. Открыли пальбу из пушек, пустили в ход стенобитные орудия, по лестницам лезли на стены, но везде были отбиты. Пока одни боролись, другие в Храме молились. С часа ночи до часа дня продолжался приступ и окончился позорным отступлением врагов, потерявших свои орудия и множество людей.   
 18 октября поляки были побиты, а лагерь их сожжен пришедшим извне Русским полутысячным отрядом. Наконец, 12 января 1610 года, Сапега обратился в бегство после бесплодной 15-тысячной осады.   
 Так сбылось пророчество Иоанна Юродивого: "Ляхов Святая Троица силою Своею прогонит". А на Москве совершился подвиг патриарха Гермогена. Окруженный врагами, дерзостью поляков, изменою своих, он рассылал грамоты, призывавшие к ополчению, и пламенными мольбами успел поднять многие города, за что и был жестоко замучен голодной смертью ляхами в заточении (17 февраля 1612 года).   
 Освободившись от осады, монастырь Троицкий послужил земле Русской. Обитель предлагала всем нуждающимся одежду, кров, пищу и врачевание. Когда все запасы уже истощались и оставался один небольшой сусечец, из которого ежедневно брали муку, находившийся при этом деле архимандрит Пимен заметил, что сусечец, истощаясь, наполняется вновь. Он сказал о том ключарю Ивану Наседкину, и оба в продолжении нескольких дней замечали то же.   
 Со смиренным сердцем, с сокрушенной мольбой каялся народ и был уже готов подняться во всей силе своей, как один человек, как подымается на защиту души своей Русская земля.   
 Из края в край неслось новое слово; рассказывали о видениях, бывших в разных городах. Приговорили, в знак покаяния, учредить трехдневный всенародный пост, не исключая и грудных младенцев.   
 Наконец, преп. Сергий устроил спасение. Он явился благочестивому горожанину Нижегородскому Козьме Минину Сухорукому, во время его уединенной молитвы, и повелел собирать казну для военных людей и идти для освобождение Москвы от врагов.   
 Минин с Нижегородской площади кликнул клич на всю Русь о спасении Отчизны: "Освободим мы матушку Москву от нечестивых жидов, поляков злых!.. Продадим дома наши, заложим жен и детей и выкупим отечество".   
 18 августа 1612 года, Архимандрит Троице-Сергиевой Лавры Дионисий благословил Христолюбивое воинство на брань. С ополчением пошел и Авраамий Палицын.   
 22 октября Русское черносотенное ополчение после сильного приступа вступило в Москву, и князь Пожарский дал обет устроить Храм во имя Казанской иконы, которая находилась при рати.   
 В ночь на 25 октября преп. Сергий явился Архиепископу Арсению, томившемуся в Кремле от голода и болезни, исцелил его и сказал: "Встань и иди во сретение православному воинству: молитвами Пречистыя Богородицы Господь очистил царствующий град от врагов".   
 Наутро Православная рать с Крестным Ходом торжественно вступила в Кремль, в Кремлевские Соборы.   
 Вскоре был избран на Земском Соборе Русский Царь и восстановлено Православное Самодержавное Царство Русское, которое прекратило тяжелейшую смуту в Государстве Российском.   
 Позже с иконы "Казанской" было сделано несколько списков, один из которых торжественно прибыл с первым Русским Императором в Санкт-Петербург, где в честь святого образа вскоре был построен Казанский Собор.   
 Середина ХХ века. Шла Великая Отечественная война. Город святого Петра готовился к сдаче. Страшный голод - ежедневно умирали тысячи людей. Тогда вынесли из Владимирского Собора Казанскую икону Божией Матери и обошли с Крестным ходом вокруг северной столицы. Город был спасен. Многим до сих пор непонятно, чем держался Питер - ведь помощи ему практически не было: то, что подвозили, было каплей в море. И тем не менее город выстоял. Снова подтвердились слова, сказанные святителем Митрофаном Петру I, что город св. Петра избран Самой Богородицей и, пока Казанская икона Ее в городе и есть молящиеся в нем, враг не сможет войти в город. Вот почему питерцы так почитают Казанскую икону. Она во все времена от основания города была заступницей его, и всей России.   
 Да и Москва была спасена чудом. Разгром немцев под Москвой - это истинное чудо, явленное молитвами и заступничеством Божией Матери. Немцы в панике бежали, гонимые ужасом, по дорогам валялась брошенная техника - и никто из немецких и наших генералов не мог понять, как и почему это произошло. Ведь Волоколамское шоссе было свободно и ничто не мешало немецким танкам войти в Москву.   
 Затем Казанскую икону перевезли в Сталинград. Там перед ней была непрестанная служба и молебны. Икона стояла среди наших войск на правом берегу Волги. И немцы не смогли перейти реку, сколько усилий не прилагали. Был момент, когда защитники города остались на маленьком пятачке у Волги, но немцы не смогли столкнуть наших воинов, ибо тем была Казанская икона. Знаменитая Сталинградская битва началась молебном перед Казанской иконой Божией Матери - и только после этого был дан сигнал к наступлению.   
 Икону привозили на самые трудные участки фронта, где были критические положения, священство служило молебны, кропило святой водой солдат.   
 Вот что рассказал офицер, бывший в центре событий битвы за Кенигсберг: "Наши войска уже совсем выдохлись, а немцы были все еще сильны, потери наши были огромными. Вдруг видим - приехал командующий фронтом, много офицеров и с ними священники с иконами. Многие стали шутить: "Вон попов привезли, сейчас они нам помогут". Но командующий быстро прекратил всякие шутки, приказал всем построиться, снять головные уборы. Священники отслужили молебен и пошли к передовой с иконой. Мы с недоумением смотрели: куда они идут? - во весь рост - их же всех перебьют. От немцев была такая стрельба - огненная стена. Но они спокойно шли в огонь. И вдруг стрельба с немецкой стороны одновременно прекратилась. Тогда был дан сигнал, и наши войска начали общий штурм города - крепости - с суши и с моря. Немцы гибли тысячами.   
 Как потом в один голос рассказывали пленные, перед самым русским штурмом в небе появилась Мадонна (Богородица), которая была видна всей немецкой армии - и у всех, абсолютно у всех, отказало оружие, они не могли сделать ни единого выстрела. Тогда-то наши войска сломили сопротивление врага и взяли город.   
 Во время этого явления немцы падали на колени и очень многие поняли, в чем дело и Кто помогает русским".   
 И еще один поразительный факт: Киев - мать городов русских - был освобожден нашими войсками 22 октября (ст.ст.) - в день празднования иконы Казанской Божией Матери.   

Вячеслав Минин

 
Предыдущая статья
Содержание
Следующая статья