Изделия из золота и серебра - стильные золотые браслеты каталог.  
 
ГЛАВНАЯ
СТАТЬИ
УСТАВ
НОВОСТИ
ССЫЛКИ
E-MAIL
  

Слуга Отечества 
(Забытая история одного "Опричника") 
   Братья Орловы, князь Потемкин, граф Панин, браться Зубовы... Имена этих Екатерининских фаворитов хорошо известны читателю. Но есть в этом ряду Царицынских любимцев человек, имя которого наводило ужас на врагов Православной Церкви и Русского Престола... 
 
Тайный советник
Степан Иванович Шешковский
  
   Звали его Степан Иванович Шешковский. Он родился 20 декабря 1719 года, ребенком видел похороны Петра Великого, юношей пережил бироновщину, царствование Елизаветы. Сын бедного чиновника, он умел лишь одно - терпеливо ждать и трудиться! За неимением средств домашнего образования Шешковский не получил, прослушав лишь начальный курс славяно-греко-латинской школы. 
   В 1738 году Шешковский стал копиистом Сибирского приказа. Шансов на карьеру у полунищего копииста практически не было. Семь лет он усердно проработал в Сибирском приказе, попутно занимаясь самообразованием, осваивая основы государственного права, Закон Божий и приобщаясь к Церкви Христовой. 
   В 1745 году Степан Иванович перешел на должность архивариуса Тайной канцелярии, где приглянулся Александру Ивановичу Шувалову - шефу этого грозного ведомства. И уже через год скромный архивариус стал протоколистом, то есть был допущен в "святая святых" Тайной канцелярии - на допросы, сопровождавшиеся пытками государственных преступников. 
   Опытный и образованный Шувалов увидел в Шешковском трудолюбивого и терпеливого человека, а главное - глубоко религиозного, настоящего профессионала своего дела. 
  28 июня 1762 года на Российский Саможержавный Престол вступила Екатерина II. Шувалов рекомендовал Императрице Шешковского в качестве своего достойного преемника, и та, приметив в нем "особливый дар производить следственные дела", по достоинству оценила Степана Ивановича, который всей последующей службой доказал свою преданность Русскому Престолу! Правда, Государыня не сразу сделала Шешковского главой Тайной канцелярии. Пять лет он, что называется, лишь исполнял обязанности, и только в 1767 году стал полноправным обер-секретарем этого ведомства. 
   Свое обер-секретарство Шешковский, как истинно Русский человек, начал с того, что обязал всех сотрудников начинать рабочий день с посещения всеобщего молебна. Во всех помещениях, в том числе и в тех, где пытали злодеев, появились иконы с лампадами, столики, на которых лежало Священное Писание. 
   Как и большинство дворян того времени, Степан Иванович ходил с массивной тростью. Но не многие знали ее истинное назначение... 
   Допрос Степан Иванович начинал тихим, елейным голосом, читал "проповедь", молился, старался вразумить преступника. И только затем, если видел упорство и нераскаянность разбойника или его лукавое притворство, бил его тростью, по слову Священного Писания: "ты побиешу его жезлом, душу же его избавиши от смерти" (притч. 23,14). Через его допросы с пристрастием чаще всего проходили закоренелые еретики и жидовствующие - главные государственные преступники и смутьяны. Обыкновенная же чернь "довольствовалась" тем, что была как следует выпорота на конюшне и отпущена по домам. 
   Шешковский был не только ревностным христианином, но и талантливым разведчиком. В его профессиональной деятельности это ярко выразилось в неустанной борьбе с заговорщиками и врагами Престола, плотной масонской паутиной сплетшимися вокруг Матушки-Государыни. Одним из первых, кто поплатился за свою безрассудную связь с масонством, оказался Николай Иванович Новиков - писатель и публицист, выпускавший сатирические журналы "Трутень" и "Пустомеля", издавший несколько соответствующих по духу и содержанию светских книг и создавший книготорговую сеть. Вся эта "духовная" зараза пользовалась большой популярностью у вольнодумцев того времени, но была вовремя пресечена и прекратила свое распространение. 
   Довелось пообщаться со Степаном Ивановичем Шешковским и Н.А.Радищеву - известному масону-вольнодумцу, "первому русскому революционеру из дворян", как назвали его спустя два столетия большевики, автору известной книги "Путешествие из Петербурга в Москву". 
   Книга, в которой Радищев называл Царей "злодеями", а Веру Христову - не иначе как "священным суеверием" и "чудовищем ужасным", появилась в 1790 году без указания имени ее автора. 
   Стараниями Шешковского крамольный автор был установлен и брошен в каземат Петропавловской крепости, едва избежав плахи. "Бунтовщиком хуже Пугачева" назвала Радищева Екатерина II. 
   Известен такой факт: много лет спустя, уже после смерти Степана Ивановича, кто-то из гостей Радищева вспомнил о Шешковском. У писателя начался нервный припадок, закончившийся длительной душевной депрессией.  
   К изменникам же, пытавшимся с оружием в руках посягнуть на Богом установленную Царскую власть, "верный пес" Имперетрицы, как сам называл себя Шешковский, был беспощаден. Особенно досталось поручику Смоленского полка Василию Мировичу, организовавшему в 1764 году заговор против Екатерины II, и бунтовщику Емельяну Пугачеву, который на допросе, не выдержав пыток, выдал всех своих главных сообщников. Опричными трудами Степана Ивановича Шешковского упекли на каторгу и вора-полицейского Ивана Осипова, вошедшего в криминальную историю России под именем  Ваньки Каина.  
   Довелось Шешковскому заниматься делом и Дарьи Салтыковой - знаменитой Салтычихи. Правда, бить дворянку Степан Иванович не стал. Дело кончилось для жестокой помещицы, замучившей своих крепостных, выставлением у позорного столба и заточением в монастырь. 
   Шешковский был прекрасным специалистом своего дела, всегда находился в курсе всех важных дел, происходящих в Империи, а также при дворе Императрицы Екатерины II. О его методах сыска и ведения допросов слагались настоящие легенды. Благодаря профессиональным осведомителям шеф Тайной полиции, был посвящен во все тайные интриги вокруг двора Ее Величества, тем самым вовремя предотвращая заговоры и наказывая их вдохновителей. Доставалось всем - от придворных статс-дам и фрейлин до простых лакеев, которых он порол нещадно. Те ненавидели и боялись Шешковского, старались не вспоминать о нем, ну а если и вспоминали, то... Были и такие, которые по своему положению стояли выше Шешковского, которые не скрывали своего презрения к Степану Ивановичу. Один из таких - князь Потемкин, пренебрежительно называвший Шешковского Степкой. 
Но Екатерина II ценила своего "фаворита". Весь мундир Степана Ивановича увешан был орденами. 
   Умер Шешковский 12 мая 1794 год. Похоронили его на Лазаревском кладбище, ныне входящим в комплекс Александро-Невской лавры. На надгробии - выразительная эпитафия: "Служил Отечеству 56 лет". Говорят, что ее сочинила сама Екатерина II. Своих "верных псов" Русский Самодержавные правители всегда высоко ценили! 
***
Нашим соотечественникам, людям века XX-го, живущим в мире, где принято разглагольствовать о "правах человека" и "свободе личности", методы Степана Ивановича Шешковского (а именно: телесные наказания и пытки) скорее всего покажутся дикими и жестокими.Поэтому для тех, кто еще не отвык сверять свои мысли с наставлениями Святых Отцов, приведем слова Святителя Филарета (Дроздова), сказанные им в 1881 году: "Полагают, что телесное наказание поражает в наказываемом всякое чувство чести... Преступник убил в себе чувство чести тогда, когда решился на преступление. Поздно щадить в нем чувство во время наказания... По христианскому суждению, телесное наказание само по себе не бесчестно, а бесчестно только преступление..." 
(в статье использованы архивные материалы)
 Вячеслав Минин 
 

Содержание