ГЛАВНАЯ
СТАТЬИ
УСТАВ
НОВОСТИ
ССЫЛКИ
E-MAIL
  

Боевые искусства Востока
Православный взгляд

"... какая польза человеку, если он приобретёт 
весь мир, а душе своей повредит?"
(Марк, гл. 8, ст.36)

 Боевые искусства Востока уже, наверное, лет двадцать будоражат воображение молодых людей (особенно подростков), а засилье на экранах зарубежных боевиков, где все герои, как на подбор, мастера каратэ или кунг-фу, делают эти искусства в глазах молодёжи, неотъемлимым атрибутом всякого уважающего себя человека. Густо припудренные мистикой и оккультизмом, это наследие Востока для некоторых становятся настоящим культом и чуть ли не религией, что требует уже особого осмысления, ибо здесь затрагивается наша судьба в Вечности.

 

 Источником всех боевых искусств, видов борьбы и воинских умений является страх смерти. Они и развились во тьме веков как средства активного противления гибели нашего тела. Но то, что сохраняя тело, можно погубить душу, никому в голову не приходило. Практика боевых искусств показала, что недостаточно иметь только тренированное тело и совершенную, отработанную веками, технику - нужна ещё и способность их применить. Кроме физической подготовки бойцу необходима ещё и психологическая подготовка. Со временем, из своего боевого опыта, он узнает, что у него, кроме тела, есть ещё и душа. И подготовка души не менее (если не более) значима, чем подготовка тела. Тот же опыт боевых искусств показывает, что успешное применение навыков борьбы возможно лишь при условии преодоления человеком страха смерти. Так, например, самураев приучали к мысли о смерти до такой степени, чтобы они из двух путей, один из которых ведёт к гибели, всегда выбирали именно последний. 
 Однако, чтобы приучить себя к мысли о смерти, необходимо уменьшить в себе жажду жизни. Это достигалось аскетическим образом жизни - суровыми упражнениями на перенесение голода, холода, жажды, экстремальных ситуаций, тяжёлых физических и психических нагрузок. В итоге вырабатывалось презрительное отношение к земным благам, к комфорту, изнеженности и, в конце концов, к самой жизни, что очень хорошо укладывалось, например, в идеал Буддизма, чьи представления были положены в основу философии многих дальневосточных боевых искусств. Но, обрезая свою привязанность к жизни, в процессе приучения себя к смерти, человек, тем самым, теряет сам смысл своего личного существования. Если я могу спокойно принять свою смерть в любой момент, то зачем мне прилагать усилия к сохранению жизни с помощью боевых искусств? Если мне жизнь не интересна, если у меня нет жажды жить, то чего ради её защищать? Зачем тратить неимоверные усилия в течении десятилетий для достижения высшего уровня в боевых искусствах? 
 Так, эти искусства в жизни личности начинают отрицать сами себя. В итоге открывается новое поле поисков - поле религиозное, поле поиска смысла жизни, поле оправдания или даже компенсации внутренней омертвелости человека к жизни. 
 В зависимости от личной культуры мастера, это оправдание могло выражаться различно:: 
 - как гордыня, как непомерное возвеличивание самого себя над другими, обожествление своих выдающихся способностей и стремление подчинить себе других. Но гордыня есть болезнь новичков и является плохим советчиком в бою. Кто не знает себя, тот не может победить и другого, ибо знание себя есть, прежде всего, знание своих слабых сторон, так как поражение приходит от нашей слабости, а не от силы. Лишь тот, кто укрывает слабое, способен избежать поражения. Гордыня же есть духовная слепота по отношению к своим недостаткам, а значит в ней коренится уязвимость; 
 - как обожествление самого искусства или мастеров прошлого. Культ героев прошлого породил языческих богов античности, как об этом свидетельствовали святые отцы. Точно также и вокруг мастеров боевых искусств складывается особый культ - в спортивных залах на Востоке висят портреты учителей прошлого и даже ставят подобия алтарей, где возжигаются свечи или ароматические палочки перед этими портретами. Им совершается особое поклонение, которое фиксируется в особых ритуалах, соблюдаемых во время тренировок. При этом внушается, что подлинный смысл боевого искусства непостижим для смертных, насаждается атмосфера таинственности и секретности, вводится система последовательных посвящений, или степеней, чтобы новичок не знал, что изучает мастер. Весь этот туман неопределённости способен создать некоторый энтузиазм и заткнуть дыры сомнений, если таковые возникают; 
 - как долг служения господину до смерти - смерти ради сохранения рода, семьи, клана, смерть ради идеи и т. д. Такое отношение особенно культивировалось самураями; 
 - как разновидность религиозной практики самостоятельных, исторически не связанных с боевыми искусствами, древних религиозных традиций - таких как буддизм, даосизм, конфуцианство, языческие культы животных-тотемов и т. д. 
 Наконец, мог иметь место и самый примитивный способ компенсации потери вкуса к жизни, такой, как выпивка, или употребление наркотиков. Удивительно, но многие из высочайших китайских мастеров боевых искусств курили опиум и даже были горькими пьяницами. Об этом свидетельствует известный американский исследователь восточных боевых искусств Р. У. Смит. Парадоксальным образом наша телесная неуязвимость неизбежно рождает духовную ущербность. И здесь вполне уместно вспомнить слова Апостола Павла о соотношении в человеке духовного и телесного. Он пишет: "...ибо плоть желает противного духу, а дух - противного плоти: они друг другу противятся..." (Гал. 5, 17). Таким образом, становится совершенно очевидной неизбежность обращения выдающихся мастеров к религиозным учениям и наличия определённой религиозности в идеологиях наиболее выдающихся школ боевых искусств. 
 Это обращение оборачивалось двоякого рода следствиями. С одной стороны, на уровне действительно высоких мастеров, обладавших развитым интеллектом, самосознанием и одарённостью, это были глубокие поиски смысла бытия, достигавшие самых высоких вершин философской мысли своей культурной традиции. С другой стороны, на уровне посредственностей, это были поиски магических средств овладения сверхъестественными силами, что, в конечном итоге, как мы видели, могло лишь увеличивать духовную опустошённость. Смесь того и другого мы, в частности, наблюдаем в жизни Брюса Ли. Сегодня именно магическими, " сказочными ", аспектами привлекается наша духовно и физически незрелая молодёжь к повальному увлечению восточными боевыми искусствами, надеясь без особого труда стать сверх-человеком, умеющим одерживать победу над сотней человек, и чуть ли не летать по воздуху. В этих иллюзиях её укрепляют бесчисленные восточные боевики, в которых совершаются и не такие чудеса. И действительно, восточные боевые искусства пронизаны магией; любопытно, что китайское выражение "Ушу", переводимое обычно как "воинское искусство" может быть переведено и как "воинская магия". 
 Достаточно вспомнить "боксёрское" восстание в Китае, в конце XIX столетия, когда сотни невооружённых крестьян бросались под пули, уверенные в полной своей неуязвимости, достигнутой ими, как они думали, благодаря особым упражнениям и магическим обрядам. Это "магическое сознание ", вместе с упадком образования, сегодня активно культивируется и средствами массовой информации, с полной серьёзностью рекламирующих бесчисленных магов, колдунов и целителей, обещающих чуть ли не бессмертие. "Но чем же плоха магия?" - может спросить неискушённый подросток. А тем, что магия есть попытка подчинить себе, своим прихотям и желаниям все обстоятельства нашей жизни. Этим, впрочем, занимается и вся наша цивилизация, посредством науки и техники, но уж очень громоздко, медленно и не всегда удачно. 
 Магия же вещает, что кроме современной науки есть древнее, забытое знание, обращающее к неким неизвестным силам или духам, способным совершать чудеса и исполнять любые желания мага. Однако, если мы говорим о сверхъестественном, не следует забывать, что главным понятием в этой сфере является понятие Бога, как управителя всего существующего. Это означает, что желания и прихоти мага столкнуться с желанием и волей Бога, противоречить им. А тогда - прощай, всемогущество магии. 
 Именно поэтому, во всех магических учениях, представление о Боге затушёвывается, размывается, а иной раз и просто игнорируется. Ведь по сути, магия есть попытка заставить Бога служить магу наподобие собачонки. С христианской точки зрения это невозможно, но с точки зрения буддизма, отрицающего существование Бога, или с точки зрения язычества, где утверждается существование множества богов, соперничающих друг с другом, - эта идея допустима. Более того, в индуистских религиозных традициях высказывается мысль о возможности человеку, с помощи средств йоги - стать богом, владыкой всей вселенной. Не забудем, что то же самое обещал и диавол Адаму и Еве в раю. Чем это кончилось - общеизвестно. 
 Вот к этому идеалу, - к тому, чтобы стать сильнее всех, подчинить себе всех, - стремится неосознанно и всякий начинающий маг, всякий новичок в боевых искусствах. Эти неопределённые мечты, рано или поздно, оформляются в стремление стать властелином всего мира. 
 Однако, место первого мага давно уже занято - им стал сатана, попытавшийся стать выше Бога. В наказание, он был сброшен с Небес, вместе со своими ангелами, опустился ниже животных и утратил всякую власть над чем бы то ни было. Возмечтав о том, что он может быть выше Бога, он солгал сам себе, ввёл себя в самообман и, с тех пор, стал отцом всякой лжи, мечтания, иллюзий и миражей, всякого обмана, хитрости и лукавства. 
 Не имея власти над реальностью, он с помощью сказок о магическом могуществе ныне завлекает в свои сети и ловушки обещанием сверхъестественной мощи новых кандидатов на пост "Владыки вселенной", отыгрываясь на них за своё поражение злобным издевательством над их душами, превращая в послушных роботов с мёртвым сердцем. 
 Восточные боевые искусства, среди этих бесчисленных ловушек врага рода человеческого, количество которых растёт ныне в геометрической прогрессии, составляют одну из рядовых разновидностей. Кому из парней не хотелось быть сильнее всех? И обещанием этой силы сатана увлекает в свои бездонные пропасти множество молодых людей. 
 Наивность современной молодёжи сегодня настолько велика, что совсем не редким может оказаться вопрос: "А почему я должен считать сатану своим врагом?" Ответ прост: потому - что Бог создал человека для того, чтобы лучшие из лучших заняли на Небесах места тех ангелов, которые с сатаной были низвержены на землю и ныне называются бесами. 
 Люди - конкуренты сатане, и поэтому он ведёт нещадную борьбу с ними. Власть над людьми он получает, вводя их в грех обманом, обещанием невиданных наслаждений, уговорами, которые, в виде навязчивых мыслей, могут крутиться в нашей голове. Если мы поверим им и согласимся на предлагаемое, то отдадим власть над собою сатане, и он, нашей же верой ему, может постепенно довести нас до гибели. 
 В качестве иллюстрации можно привести эпизод из жизни преподобного Николая, чья память празднуется Святой Православной Церковью 24 декабря по старому стилю (6 января по-новому). Первоначально он был воеводой при греческом царе Никифоре (IX век н. э.). Когда Царь воевал с болгарами, Николай выступил в поход со своими воинами. К вечеру он заночевал в гостинице. Дочь хозяина гостиницы, возбуждённая сатанинским пожеланием на грех, тихо подошла к постели воеводы, разбудила его и стала увлекать на любодеяние грешными речами. 
 "Отступись от своего сатанинского неистового вожделения, девица, - сказал ей воевода, - и не желай осквернить своё девство, меня же окаянного низвергнуть во глубину ада!" Немного устыдившись, она отошла, но потом ещё два раза пыталась соблазнить целомудренного мужа. Тогда блаженный воевода сказал ей: "О окаянная, исполненная всякого бесстыдства и неистовства, раба своих страстей! Не видишь ли, что бесы возмущают тебя, желая растлить твоё девство и сделать тебя посмешищем и позором для всего рода твоего и для всех людей, душу же твою ввергнуть в вечную муку? Не видишь ли также, что я, недостойный, иду на кровопролитную войну с чужим народом? Как же я оскверню своё тело, идя на брань! Нет, Бог мне поможет, и я не осквернюсь!" И со стыдом отослал её от себя. Наутро воевода, помолившись, отправился в дальнейший путь. На следующую ночь он во сне увидел себя стоящим в каком-то воздушном месте. Близ него сидел некто Сильный, у Которого правая нога была положена на левую. 
 "Видишь ли этих воинов с обеих сторон?" - спросил Он Николая. - "Да, Господин мой, - ответил тот, - вижу, что греки побивают болгар". Тогда Этот Сильный переложил левую ногу на правую. И праведный Николай увидел, что болгары окрепли и беспощадно побивают греческие полки. Когда же битва прекратилась, то Сильный сказал воеводе: 
 - Рассмотри тщательно тела убитых и скажи, что увидишь. Осмотревшись, воевода увидел, что всё поле покрыто мёртвыми телами, посреди же них одно место, поросшее травой и пустое, такой величины, что на нём можно лечь только одному человеку. Тогда Тот страшный Муж сказал ему : 
 - Это пустое место было приготовлено для тебя. Но так как ты в прошедшую ночь мужественно отогнал от себя злокозненного змия, трижды боровшегося с тобою, склоняя тебя на грех и желая умертвить, то вот ты сам освободил себя от смерти: это поросшее травою место оставил пустым, душу же свою спас вместе с телом. Остальное время жизни твоей ты, спасшись от смерти, поработаешь Мне. 
 Праведный Николай проснулся в страхе, и встав, помолился Богу за своих воинов. Когда же началось сражение, то сначала греки одолевали болгар, но затем болгары внезапно воспрянули и начали одолевать греков. Скоро вся сила греческая пала от мечей болгар, и самому Царю Никифору с трудом удалось бежать с малой дружиной. 
Тогда предводитель греческих полков, блаженный Николай, увидев исполнение своего сна, вознёс благодарение Богу за спасение от смерти и, оставив свой сан, удалился в монастырь, молясь о погибших воинах. (Жития святых святителя Димитрия Ростовского. Декабрь. Издание Введенской Оптиной Пустыни, 1993, с. 669-671). 
 Из этого повествования мы ясно видим, как сатана пытается нас погубить, влагая греховные устремления в сердца людей, и уже через них увлекая нас к гибели. Так люди становятся орудием сатаны, как была им девица, соблазнявшая воеводу. 
 Также становится ясным, что причиной нашей безвременной смерти в бою является не наше неумение защитить себя каким-либо приёмом, а наши грехи, о чём всегда было известно православным воинам. Поэтому, идя в бой, они стремились очиститься от грехов в Таинстве Покаяния, и вести целомудренную, безгрешную жизнь. 
 Только люди святой жизни могут быть непобедимыми воинами, а умение и боевое искусство здесь играют подчинённую роль. Мы должны бороться со своими грехами, и тогда нам не придётся бороться с людьми, само нападение которых может быть наказанием за нашу греховную жизнь. 

 

 К этому можно добавить, что многие православные святые, никогда не учившиеся боевым искусствам, могли одной молитвою совершать чудеса, о которых и не слыхали все мастера восточных единоборств вместе взятые. Вот несколько примеров из книги Иоанна Мосха "Луг духовный", описывающей святых подвижников VI-VII веков, живших в Палестине, Сирии и Египте (Луг духовный. Творение блаженного Иоанна Мосха. - Сергиев Посад. 1915. Переиздано в 1991 г.) 
 "Язычник сарацин рассказывал: "Однажды я отправился на охоту на гору аввы Антония. Подхожу к горе, и вижу сидящего инока. В руках у него была книга, которую он читал. Иду прямо к нему, чтобы ограбить его, а может быть, и убить. Но когда я приблизился к нему, он простёр ко мне свою правую руку и сказал: "Стой". И я простоял двое суток, будучи не в состоянии двинуться с места. 
 - Ради Бога, Которого ты чтишь, отпусти меня, - стал я просить. 
 - Ступай с миром! - сказал инок. И я получил возможность уйти с того места, на котором стоял". 
 Вот что ещё рассказывал нам старец. После аввы Давида пришёл некий инок, по имени Адола, также родом из Месопотамии. Поселился в окрестностях города затворником в келейном дупле, через которое и говорил с приходившими к нему. Однажды, во время варварского нашествия та местность подверглась страшному погрому. Варвары случайно проходили мимо затворника. Увидав выглянувшего из оконца старца, один из варваров извлёк меч и замахнулся, чтобы поразить отшельника, но его простёртая рука вдруг осталась без движения. При виде этого чуда поражённые изумлением остальные варвары поверглись пред старцем с мольбою. Сотворив молитву, старец исцелил наказанного и отпустил их с миром ". 
 А вот почти современное чудо, описанное в воспоминаниях протоирея Василия Шустина о встрече с Оптинским старцем Нектарием в период между 1912 и 1914 годами. 
 Батюшка обратился ко мне и говорит: "А теперь пойдём, я тебя научу самовар ставить. Придёт время, у тебя прислуги не будет, и ты будешь испытывать нужду, так что самовар придётся самому тебе ставить". Я с удивлением посмотрел на батюшку и думаю: "Что он говорит? Куда же наше состояние исчезнет?" А он взял меня за руку, провёл в кладовую и говорит мне: "Вытряси прежде самовар, затем налей воды... вода стоит вон там, в углу, в медном кувшине, возьми его и налей". Я подошёл к кувшину, а тот очень большой, ведра на два, и сам по себе массивный. Попробовал его подвинуть, нет - силы нету, - тогда я хотел поднести к нему самовар и налить воды.Батюшка заметил моё намерение и опять повторяет: "Ты возьми кувшин и налей воду в самовар". - "Да ведь, батюшка, он слишком тяжёлый для меня, я его с места не могу сдвинуть". Тогда батюшка подошёл к кувшину, перекрестил его и говорит: "возьми". - И я поднял, и с удивлением смотрел на батюшку: кувшин мне почувствовался совершенно лёгким, как бы ничего не весящим. Я налил воду в самовар и поставил кувшин обратно с выражением удивления на лице. А батюшка меня спрашивает: "Ну что, тяжёлый кувшин?" - "Нет батюшка, я удивляюсь, он совсем лёгкий". - "Так вот и возьми урок, что всякое послушание, которое нам кажется тяжёлым, при исполнении бывает легко, потому что это делается, как послушание". Но я был поражён: как он уничтожил силу тяжести одним крестным знамением!" (И. М. Концевич "Оптина пустынь и её время". Свято-Троицкая Сергиева Лавра, Издательский отдел Владимирской Епархии, 1995. С. 495-496). 
 И, наконец, чудо, которое ни одному мастеру боевых искусств не могло даже присниться. 
 В городе Катане (Италия) в VIII веке, жил некий волшебник по имени Илиодор, бывший христианин, тайно отвергшийся Христа, и служивший бесам, научившись волхованию. Часто убеждал его епископ Катанский, святитель Лев, человек святой и чистой жизни, покаяться и обратиться к Богу. Но нечестивец не исправлялся, а задумывал всё большее зло. Однажды, в праздничный день, когда Святитель Лев совершал в Церкви Божественную службу, в Храм вошёл и волхв Илиодор, как лицемерный христианин, так что одни из народа стали топотать в Церкви, словно лошади, ногами, и рычать подобно зверям ; другие стали неудержимо хохотать, а иные - гневаться ; волхв же хвалился, что заставит и самого епископа скакать и плясать. Святитель Божий, уразумев помышления Илиодора, преклонил колени пред престолом Божиим, и усердно помолившись, встал, вышел из алтаря и, взяв своим омофором за шею волшебника, связал его, и, выведя из Церкви на середину города, повелел народу развести большой костёр. Когда это было исполнено, святой распросил Илиодора о всех его волхованиях и чародеяниях, а после этого, держа связанным своим амофором, вошёл с ним в огонь, и, находясь в пламени, держал его и не выходил из огня до тех пор, пока нечестивый волхв весь не сгорел; после этого архиерей Божий Лев, возвратившись в Церковь, закончил Божественную службу. Сам Святитель не только не опалился в огне, но огонь даже не коснулся его святительских облачений: роса Духа Святаго окружила его в пламени и защитила от опаления. (Жития Святых Свят. Димитрия Ростовского. - Февраль. - Издание Введенской Пустыни, 1993.С.353-357) 
 Все эти примеры свидетельствуют о том, что если с человеком пребывает Сила Божия, то никакое боевое мастерство не способно победить его. С другой стороны, существует и нечистая сила, сила бесовская, но она не самостоятельна и иллюзорна. 
 Из Евангелия мы узнаем, что бесы могут вселяться в человека и мучить его, придавая ему сверхестественную силу. В этом смысле показателен эпизод с исцелением гадаринского бесноватого (Евангелие от Марка, гл. 5). Этот бесноватый имел такую силу, что разрывал железные цепи и разбивал оковы, которыми его пытались связать, и никто не в силах был укротить его. 
 Однако, когда Господь наш Иисус Христос повелел бесам выйти из человека, они просили не посылать их в бездну, но разрешить им войти в свиней, которые паслись рядом. И Господь позволил им. И тут же стадо свиней бросилось в воду и погибло. Это Евангельское повествование свидетельствует, что бесы не имеют власти даже над свинями, и не могут входить в людей по своему желанию. Они могут делать лишь то, что позволяет им Бог. 
 Так, Бог позволил бесам, подчинённым волшебнику Илиодору, воздействовать на людей так, что они топали, рычали и хохотали в Церкви. Но сделал Он это для того, чтобы всем была явлена Сила Божия через Святителя Льва, и был прославлен в веках великий угодник Божий. Если бы Бог не позволил совершиться волхованию, сожжение Илиодора выглядело бы для всех бессмысленной жестокостью. 
 Точно также в конце времён Господь позволит сатане овладеть всем миром, казалось бы, достичь полной победы над людьми, чтобы затем окончательно сокрушить его. 
 Бог попускает бесам входить в людей для наказания их за грехи и для остановки человека на пути греха. Воля человека связывается бесом, и он уже не ответственен за совершаемое, так как в нём действует уже только бес. Но некоторые в безумии своём сами призывают себе на помощь сатану, и он даёт некие силы (опять же, попущением Божиим), чтобы через них погубить человека. Сегодня уже известно множество случаев, когда лечившиеся у экстрасенсов и колдунов получали сначала облегчение, а потом впадали в такие болезни, в которых ни один врач не мог разобраться. 
 Иногда, за успешное лечение, приходилось платить смертью близких людей, неожиданно погибавших в автокатастрофах (см. например книгу иеромонаха Анатолия (Берестова) и Алевтины Печерской "Православные колдуны - кто они?" - М.: Новая книга, Ковчег, 1998). Не даром свиньи, в которых вошли бесы, сразу же погибли, бросившись в озеро, как мы видим из Евангельского повествования. 
 Это свидетельствует, что если бы не Бог, то сатана давно бы погубил бы всех людей, но Господь ограничивает его власть даже над бесноватыми, а равно и над колдунами, оккультистами и мастерами боевых искусств, чтобы последние, устрашённые "чёрными тенями", задумались, и обратились к истинному Богу. 
 Истинным воинским искусством является наша Павославная Вера. Это то непобеди- мое оружие, которым наша Церковь вот уже 2000 лет ведёт бескомпромиссное сражение против главного врага всего человеческого рода - сатаны, этого "человекоубийцы от начала", как определяет его Священное Писание, из-за которого человек лишился бессмертия и стал рабом страха смерти. И здесь были явлены такие гиганты духа, такие воители, с которыми не сравнится никакой Брюс Ли. Но их сила была не в объёме мускулов, не в увёртливости и прыгучести, не во владении "космической энергией Ци", а в единстве, неразрывной связи с источником всякой силы и всякого блага - с Господом Богом. 
 Если с нами Бог - то кто против нас?

Иерей Владимир Елисеев

 
Содержание
Следующая статья